Литературный Нижний

Литературный Нижний
Здравствуйте! Приветствуем Вас на сайте писателей Нижегородского края LIT-NN.RU.
Чтобы получить доступ к персональной части сайта, Вам необходимо авторизоваться. Если у Вас нет данных для авторизации, то Вам следует пройти регистрацию.

ПОИСК НА САЙТЕ
 Рябов Олег. Проза
Главная / Рябов Олег. Проза / Столичность и провинция
Предыдущая работа: ТК-47. Рассказ
Следующая работа: Либерал во власти

Столичность и провинция


Наконец-то вроде все успокоились: перестали называть Нижний Новгород «третьей столицей» или «столицей Поволжья», и — Слава Богу! Я наконец-то снова спокойно живу в своей любимой родной провинции. Родной!
Конечно, хотелось поиграть с любопытным брендом, как теперь принято говорить, но ведь надо задумываться, что стоит за словами, вроде бы понятными словами. А за ними стоят: привычка и история. Испокон века в свои столицы, стольные города, русские князья возвращались из походов с награбленной добычей и данью, собранной с подвластных земель. Сколько князей с дружинами было, столько и столиц. И в столицах делилось награбленное (собранное): столько-то наёмникам (дружинникам) за работу и верную службу, столько-то на покупку оружия, столько-то на постройку дворцов и церквей, столько-то лазутчикам и шпионам за полезную информацию о соседях и так далее. Престол решал все финансовые вопросы.
Города оставались на месте — переносились столицы, менялись князья.
Поэтому, когда заговорили о «столице Поволжья» стало страшновато, но и любопытно: как же это устроится, что Казань с Самарой Нижнему деньги будут платить? Что ли мы их пароходы не будем по Волге пропускать? Или сделаем одну таможню на всё Поволжье? А можно — всем жителям Поволжья загранпспорта выдавать в Нижнем, и будут сюда на поклон ездить и Шаймиев, и Титов, и Аяцков. Ну, были такие деятели, когда разговоры о третьей столице стал возникать. Ведь — столица, значит, сюда со всей Волги должны деньги за что-то сдавать, а то — ух…
Я понимаю: Сочи – столица Олимпийских игр! Это значит: в 2014 году туда со всего мира через Олимпийские комитеты огромные деньги попадут, а пока что из Москвы закачиваются. Или лет пятьдесят назад: Горький — столица автомобилестроения, тогда половина бюджета министерства автомобилестроения уплывала в наш город. Ну, и так далее: Питер — культурная столица, Лас-Вегас – столица игорного бизнеса, Голливуд — столица американской киноиндустрии. В общем, столица — это в первую очередь большие деньги. Что-то тогда планировалось такое, что без Нижнего Поволжью — ну никак! Должны были попасть к нам какие-то шальные деньги.
А ведь и в далёких странах столица государства, в разных вариациях, переводится часто, как «капитал» (в английском, французском, испанском, итальянском), что означает «копить» или «основная сумма» (Фасмер). Правда, молодые государства предпочитают строить новые столицы, вдали от главных (больших) городов: Австралия, Бразилия, США, Израиль, Казахстан. Это, наверное, для того, чтобы делить деньги без посторонних глаз и не зависеть от старых потомственных элит.
Подавляющий процент населения столицы (я говорю уже о Москве) – «лимита» или дети лимитчиков в первом или втором поколении. А о руководителях государства и говорить нечего: Свердлов, Ленин, Сталин, Булганин, Хрущёв и так далее, до нашего времени, все — лимитчики. Девяносто процентов столичных «народных артистов» — лимитчики, таков же процент лимиты среди столичных заслуженных мастеров спорта, федеральных министров, экономистов, академиков, менеджеров высшего звена и так далее. Все таланты, в любой области засасываются, точнее, закупаются столицей. И никакой особой необходимости в этом нет, за редким исключением. Есть один только вред. Потому, что все эти таланты покупаются за деньги, а следовательно есть элемент проституирования.
Приезжают к молодому талантливому провинциальному профессору и говорят: вот, мол, надо возглавить институт академический по вашей теме, дадим квартиру, хорошую зарплату, станешь академиком, получишь государственную премию, наберёшь сотрудников, каких хочешь. Тот соглашается, а через несколько лет подходят к нему уже другие ребята и говорят: «Негодяй тут один опубликовал без нашего разрешения роман заграницей, да ему ещё за него Нобелевскую премию дают. Подпиши-ка нам письмо, что он — негодяй!». Академик туда-сюда: «Я и книг-то не читаю, и писателя такого не знаю». А ему вполне резонно отвечают: «Тебе квартиру в столице дали, институт академический дали, государственную премию дали? Подписывай, а то поедешь назад в свой Урюпинск или Ужовку на палочках мешки с картошкой считать!» И всё правильно, и резонно, и справедливо! И подписывает академик со слезами на глазах, что угодно, только бы отстали, только бы дали возможность продолжить работу.
Но, как известно, природа на детях отдыхает, и остаются потомки народных артистов, министров и академиков балластом в столице. И выдумывают им всякие должности, столичные надбавки да столичные пенсии — Москва-то город дорогой! А работают в ней поэтому штукатурами и дворниками гастарбайтеры, а это тоже — «наследники академиков». И вся культура столичная замешана на деньгах, на продажности, кумовстве и холуйстве. Я имею в виду под словом «культура» - привычку: культура труда, культура общения и так далее.
По той интенсивности, с которой столица засасывает со всей страны в себя любого рода таланты, начинаешь отчетливо сознавать, что генофонд нации находится в провинции. Именно туда: в Карабиху, в Большое Болдино и в Ясную Поляну ехали создавать свои шедевры наши гении. Именно здесь, где мама вечером поёт «баю-баюшки-баю», а с утра — туман над речкой и куры в пыли, а днём бабка кулаком сопли вытрет, вызревает наш великий русский генофонд. Пару раз в год, навестив Москву, чтобы сверить стрелки, в свою провинцию возвращаются Расулы Гамзатовы, Астафьевы и Распутины.
Гитлер, задумав извести еврейский народ, не Томаса Манна с Эйнштейном первым делом велел поймать, а стереть с лица земли еврейские местечки: все эти Хмельники, Бердичев и Житомир, где еврейские мамаши на еврейском языке пели еврейские песни своим еврейским малышам. И в Польше, на Украине, в Белоруссии не стало еврейской местечковой культуры с хедерами, и почти погиб еврейский язык, который является основой национальной культуры.
Только, упаси бог, я не о гибели русской деревни сейчас говорю. То, что люди переезжают в цивилизованные условия, я только рад: попробуйте-ка вы сами ходить на эту дырку в тридцатиградусный мороз. Это радует, что люди переезжают туда, где есть тёплый сортир и телевизор.
Я говорю совсем не о том, что поля зарастают. Пусть они зарастают, раз урожайность пшеницы, благодаря учёным-селекционерам, выросла в несколько раз. Пятьдесят лет назад собирали восемь центнеров с гектара, сейчас — тридцать. До революции четыре сельских жителя кормили одного городского, сейчас один селянин — четырёх горожан. Так что пусть они зарастают, смотришь: бабочки, мыши, зайцы, лисы, орлы появляться стали.
По идее надо бы самим засаживать эти поля, да ещё какими-нибудь благородными породами деревьев, например – кедрами. Навысаживать кедровых рощ — приживутся! Только это — против природы русского человека, противоестественно для него сажать деревья. Тысячилетиями вырубал, палил, чтобы освободить землю под пашню, под хлеб. Вырубать и палить лес, это – у нас генетическое, но чтоб — сажать? Само зарастёт! Ну, это я к слову.
Я совсем не об этом сейчас говорю. Я — не о деревне, в которой живут 20 процентов населения страны, я о провинции, где – 90! Можно, конечно, Сергач назвать столицей Сергачского района, а Тулу – столицей тульской области, только это ничего не поменяет. Девяносто процентов населения страны зависят от того, сколько денег им дадут из Москвы, чтобы не протянуть ноги. Ведь сколько пожуёшь – столько и проживёшь!
Конечно, те крохи, которые остаются в местных бюджетах от собранных налогов, ни в коей мере нельзя назвать элементом столичности — это плата за доверие, почти взятка. Это столица прокоррумпировала местную верхушку, чтобы у тех появилось ощущение значимости, налёт столичности. А их уже можно переводить в разряд «неприкасаемых». Только смысл этого слова за последние годы поменялся до наоборот. Называют теперь так прокуроров, да «ментов», да первых лиц разного рода администраций. А первоначальный смысл этого термина таился в названии индуистской касты неприкасаемых — которые без роду, без племени, которым позволялось выполнять только самые грязные работы, с которыми обычным гражданам общаться позорно, западло! Да, ещё так у блатных зовут самых последних, опущенных «зеков».
Вот как всё меняется! И уже не хочется столицы, чтобы не поступаться совестью. И предпочитают многие провинциализм, чтобы спастись!
Как хорошо, что мы не стали «третьей» столицей или что ли там «столицей Поволжья»!
Олег Рябов

(2245 Прочитано)

Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь.

Заметили ошибку?
Выделите текст, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам сообщение.
Спасибо за внимание!
Новые книги

Михаил Чижов. Лишить жизни. Роман. Нижний Новгород: БИКАР, 2016. - 286 сю


Остросюжетный социальный роман, обличающий безудержную наживу, безнравственность и пошлость современной жизни.
Кат: Проза
Нет на складе

Валерия Белоногова. Забытая мелодия. Жизнь и труды Александра Улыбышева. Н.Новго


Книга В.Ю. Белоноговой «Забытая мелодия. Жизнь и труды Александра Улыбышева» посвящена судьбе известного музыкального критика первой половины XIX века. Улыбышев - автор первого в Европе фундаментального исследования о Моцарте.
Нет на складе

Михаил Чижов "Нижегородские сюжеты". - Нижний Новгород: БИКАР, 2016. - 288 с.


В книге представлены заметки и статьи на темы нижегородской и российской жизни. Большинство из них опубликованы в "Новой газете" в Нижнем Новгороде", а также в "Советской России", "Литературной газете", "Нижегородской правде".
Кат: Прочие
Нет на складе

Олег Рябов "Девочка в саду" (сборник рассказов). "Эксмо", М. - 2016. 352 с.


Перед нами — сборник рассказов удивительного писателя. Так чувствующего весь трагизм и комизм человеческой жизни, так тонко способного передать ее шум и ярость, что, кажется, его живые герои, их простые и странные истории всегда были с нами, мы не могли их не знать, не могли вместе с ними не жить. Каждый рассказ остается привкусом удивления на губах, запахом, облачком смыслов вокруг тебя, читающего…
Кат: Проза
Нет на складе

Олег Захаров, "Есть повод!" (ироническая поэзия). "Книги", 2016. - 176 с.


От автора: "кому-то надо реагировать на «косяки» бытовой жизни! Кто-то должен подмечать и заносить в анналы истории бездумные рекламные слоганы, отвалившиеся буквы и безграмотные транспаранты. Хотя бы для того, чтобы впредь их было меньше. Чтобы авторы идиотских приказов и законов, глупых рекламных кричалок и позорных инициатив хотя бы иногда «включали мозги» и не позорили ни себя, ни нас, ни нашу страну".
Кат: Поэзия
Цена: 200 руб

© ООО «Издательский дом «Земляки», 2007-2016
Web-разработка © Mr.Miksar