LIT-NN.RU - Литературный портал Нижнего Новгорода

25.01.2011 - Олег Рябов. Стихи

+ + +
Вот уже осень пишет нам
Записки на кленовых листьях…
Пронзительная тишина,
Когда мы вспоминаем близких…

Наутро – иней в волосах
Уверенней и всё белее…
Смотри, как сбрасывают леса
Багрец и золото на землю…

И нет вопроса: что нас ждёт
За тем положенным порогом…
Жить! Как же это хорошо!
И полнится душа восторгом…
28. 10. 10.
+ + +
Алексею Кузнецову

Утки весною не прилетели,
Не возвратились, не загнездились.
Май заметает зелёной метелью
Ивы над гладью озёр и заливов.

Об эту пору радостно, в драку
В золоте, зелени да в голубом
Селезень падал на серую крякву,
Дерзко крича про весну и любовь.

Скоро затянутся заводи ряскою,
И не увидим мы утицу с выводком.
И не услышим кряканья страстного.
Жаль, но мы к этому быстро привыкнем.

8. 12. 10.

+ + +
Лене

Когда придёт осенняя простуда,
Ты не корми меня аптечною таблеткой,
Ты обними меня, как раньше: крепко-крепко,
И всё пройдёт и снова будет утро.

Когда загонит жизнь меня в больницу,
Не слушай вздора страшных консультаций,
Ты поцелуй меня легко, как будто в танце,
И я вспорхну большой красивой птицей.

Когда мне подмигнёт старуха-старость,
И все заботы поплывут, как будто мимо,
Ты мне скажи отчётливо: «Любимый!»
И, знаешь, я, наверное, останусь.

27. 11. 10.

+ + +
Чтобы глаза не выхлестали ветки,
Иду, почти смыкая напрочь веки,
Иду на ощупь или наугад,
Бреду, уже мечтая о ночлеге,
Своей судьбы погонщик или пленник,
Не чувствуя: дождь, град или пурга.

Освоив междометья и артикли,
Мы к чужеродству так и не привыкли,
Я не привык и все мои друзья.
Размазывая оскомину по нёбу,
Оставшись гордецом, мальчишкой, снобом,
Не поверну, не возвращусь назад.

Наверняка, я – пасынок эпохи.
Мне тоже предлагался твёрдый посох
С которым можно было… Я – не взял!
Ну что такое: быть одним из многих
И не иметь своей судьбы, дороги?
Не сомневаюсь – я пошёл не зря.

Кончается моё грибное лето.
Могу сравнить с холодною котлетой
И женщину, и книгу, и мечту,
Которых даже сравнивать не надо
С той бурей, тем безумным водопадом,
Которые мне были по плечу.

Пишу не от души, а от безделья
Пишу не от тщеславья, не для денег,
Не исповедь пишу и не дневник,
Не мучаюсь из за негодной рифмы:
Нужны уже другие алгоритмы,
Чтоб радоваться и купаться в них.

Мери
Налей нам кружки пополней –
Мы не боимся суеверий
И при такой большой волне
С утра уходим в море, Мери.

Налей нам пинту про запас,
Чтоб захлебнулись в глотку двери.
Ведь только мы, никто за нас
Не выпьет в этом мире, Мэри.

Налей и сильно не жалей
Нас, мы не воры и не звери.
Одна лишь ты на всей Земле
Нас любишь, ласковая Мери.

Налей и, если никогда
Не встретимся – в том нет потери:
Нас ждут другие города,
А там нас ждут другие Мери.

30. 12. 10.

Баллада о ёлке

Н. А. Кузнецовой

Её под утро заносили в дом,
Распахивая дверь со стуком, шире,
И сразу пахло праздником и льдом
В огромной не проснувшейся квартире.
Распеленавшись из сырой пеньки,
Она лежала вдоль, раскинув лапы,
И все шептались, видя, что таких
Красавиц… Ёлка начинала плакать.
Меж тем, решали: где? в каком углу?
Пока тащили гвозди, крест, железо,
Детишки пачкались, размазывая смолу,
Которая текла по краю среза.

Она вставала под прямым углом,
Приподнимая потолок квартиры,
И становилось без свечей светло,
Тепло без печки, пропадала сырость
От этого незримого тепла,
И, чуя перемены, даже кошка
На время место новое нашла,
Сменив привычный угол на окошко.
Чтоб оценить размах её ветвей,
Резные гроздья камневидных шишек,
Теснились в восхищенье у дверей,
И вспыхивали огнём глаза мальчишек.

Потом являлся вечер торжества,
И из коробок чуть ли не столетних
Неспешно начинали доставать
Игрушки. Вместе: взрослые и дети!
Сосульки, разноцветные шары,
Орехи под бумагой золотою,
Вершинка же, над миром воспарив,
Увенчивалась Рождественской звездою.
А для подарков или для проказ
Под ёлку прятался башмак с протёртым носом,
И сторожить вставали каждый раз
Его Снегурка с древним Дед - Морозом.

Она в течение нескольких недель
Царила в доме, олицетворяя
И Рождество, и торжество идей
Семьи, как бы смеяся и играя.
Мы кланялись язычески вполне
Её вечнозелёному убранству,
И жизнь текла на праздничной волне,
И чувствовались смысл, и постоянство.
Стихи читались, пробки – в потолок,
Подарки, здравицы, снежинки, волки, зайцы,
А сколько выспренних или красивых слов:
Их посчитать – увы, не хватит пальцев!

А под окном растёт большой сугроб,
И каждый год он ждёт графиню-ёлку…
Её за комель, да через порог
Тащили ночью, словно хлам на свалку.
И всё же только в вечной красоте
Присутствует естественная сущность.
Наутро глянь: десяток снегирей
Украсили её, куда получше
Людей. А дальше - дети в хоровод,
Мороз им нипочём, и вечен праздник:
И Новый Год, и Старый Новый Год,
И Рождество, а Ёлка все их сразу!

БЕЛОСНЕЖКА
Анюте

Ты сексуальней Белоснежки
Ешь в ординаторской орешки
Пока седой упорный доктор
Больным отмеривает сроки.

Твой час настанет позже, к ночи,
И кто-то очень не захочет
Бессонницу делить с подушкой,
Мечтая, что быть может лучше…

Ты залетишь к нему со шприцем
Не молодостью поделиться,
Но безболезненно введёшь
Ему кое-что, снимая дрожь.

Потом пройдёшь по коридору
Назло мечтам, молве и вздору,
И твой коротенький халатик
Всё обсуждается в палате.

10. 03. 10.

Алиса

Заплаканная, грустная,
Бледней листа капустного.
Наверное, родители
Тебя опять обидели!

Наверно, снова мальчики
Свидание назначили,
А эта гадость – музыка,
Или диктант по русскому!

Ответишь эсэмэскою
Суровой, но не резкою,
А губы вновь искусаны…
Их – спрячешь в косу русую.

22. 02. 10.
+ + +
За хорошие дела
Жизнь не награждает –
Она душу выжигает
Всю, дотла!

За хорошие стихи –
А награда та же!
Может тихо кто-то скажет:
«Не плохи».

Жизнь проходит. На излёте
Счастлив я безмерно!
Кто-то буркнет в нос, наверно:
«Врёт ведь!»

Но не надо междометий –
Жизнь я не угробил:
Ордена небесной пробы
Это – дети!



+ + +
Столичные крылья – за спины,
И ангел-хранитель готов!
Ах, сколько их ангелов сгинуло:
Ни памяти им, ни крестов.

Забыв про родные погосты,
Они прибивались к чужим.
С усмешкой: «столичные гости!»
Им в спины шептали всю жизнь,
В те спины, где крылья столичные.

А спины их выдержат взгляд
Всех провинциалов-отличников,
Которые дома шумят.

Столичные крылья укроют -
И нет ни друзей, ни родных.
Но только, как страшно порою,
Что нет и родной стороны.
26. 4. 10.

Царевна-лягушка

Кто тебя знает: сидишь на листочке
Лилии нежной болотной
Или на мхом изукрашенной кочке,
Ждёшь себе скромно кого-то.

А приглядишься - и впрямь не плохая:
Ножки и глазки на месте.
Если не врёт наша сказка лихая,
Чем же ты всем не невеста?

Только поверить и волю исполнить,
Если, конечно, царевич!
Если же – нет, то на дурочке полной
Лучше из нашей деревни.

А то – и сраму-то не оберёшься:
Озеро в доме напрудит,
Лебедей выпустит. Ой, не хорошей
Это приметою будет.

Пусть себе в ряске сидит кружевной
На изумрудной подушке
Сказка – не ставшая чьей-то женой,
Чудо – Царевна – Лягушка.

30. 4. 10.

Назад на страницу Олега Рябова
Опубликовано на сайте: http://lit-nn.ru
Прямая ссылка: http://lit-nn.ru/index.php?name=pages&op=view&id=36